Главная » Блог » Where are you FROM, языковой барьер?
Время прочтения 6 минут

Языковой барьер- миф или правда?

Мне было 13, когда я пошла на курсы английского и стала заниматься языком всерьез. Обучение до этого было, мягко скажем, без толку… Многострадальная школа с дополнительными занятиями наперевес совсем не способствовали тому, чтобы я начала разговаривать на этом языке.

В те «золотые» годы у меня имелось 2 козыря:

По мере изучения языка, всё чаще и чаще стала сталкиваться с выражениями «языковой барьер» или
«преодолеть языковой барьер» . Подчас казалось, что это выдуманные словосочетания. Используется для красного словца. Прерогатива позеров, желающих сразить всех наповал своей начитанностью.

Я долго не могла докопаться до сути. Начала спрашивать «подозреваемых» в обладании этого «препятствия» на пути к «владению» языком. Обычно, мне отвечали что-то в таком духе: «Не могу говорить и всё тут! Какой-то ступор». Меня это поражало.

В далеком 2005 году людям некуда было отправить собеседника, кроме Ленинской библиотеки: фраза «погугли» еще не была в ходу. Сколько бы я ни спрашивала у людей, не могла получить внятного определения термина «языковой барьер». Я решила для себя: всё дело в человеческой лени и в ее всяческих оправданиях.

В 2010 году я взяла испанский язык третьим в университете. Как и всем дополнительным языкам, на него отводилось крайне мало времени. К моему огромному сожалению.

Сдав госы и получив диплом, я помчалась в Институт Сервантеса. Тот, что в Москве. Подтянув язык до среднего уровня B1.2, и, сдав международный экзамен DELE, мне пришла идея: «А почему бы не продолжить изучение языка в испаноговорящей стране с носителями?» Выбор пал на Аргентину. Далее вкратце расскажу про свою поездку, а подробности сможете почитать здесь.

ОДНАЖДЫ В АРГЕНТИНЕ

Первое время пребывания я чувствовала себя, как рыба в воде: средний уровень владения испанским позволяет свободно разговаривать на общие темы, легко составляя предложения для ответов. Вскоре стало ясно, что аргентинский диалект испанского сильно разнится с его классической версией, «castellano». Кастильский язык – это официальный язык Испании, на котором говорит более 40 млн человек во всем мире (в том числе и я).

Уже на первом занятии нас ошарашили: «Будьте готовы к новым спряжениям (испанских) глаголов, иному произношению традиционных испанских букв и к сленгу». Нового было столько, что казалось проще забыть все ранее изученное. Преподаватель и мои новые знакомые постоянно поправляли меня: «Раз ты в Аргентине, говори на местном диалекте».

Первые три месяца активного погружения в языковую среду чужой страны стали периодом несвойственного для меня затишья. В то время как в Москве я ничего не боялась, в Аргентине растерялась: очень стеснялась своего произношения. Как выяснилось потом, дискомфорт возник на фоне чужого мнения. Это был самый настоящий языковой барьер: не говоришь, потому что боишься своего звучания. При этом, язык знаешь.

Я копировала носителей во всем и у меня неплохо получалось. Испанские звуки, всё же, проскальзывали. К примеру, кастильское «С»: звук чем-то похож на всем известный межзубный «th» в английском. В Аргентинском варианте испанского читается, как русское «С». Мои местные друзья не упускали возможности пошутить и спародировать мою «шепелявость»: «я говорю на кафффтеяно, фффмотри!». В этом вся Аргентина: сплошные юмористы!

На подобные шуточки не скупились даже абсолютно незнакомые мне люди. Кассиры в билетных киосках, например.

Местные смеются над кастэяно так же, как мы бы в русском языке прикалывались над словом «мОлОкО», выговаривая все гласные.

Первое время у меня было ощущение, что я говорила на периферийном испанском…

Спустя несколько месяцев адаптации, плодотворного изучения языка и внутреннего диалога с собой под названием «Женя! Что с тобой?!», я стала уверенно и весьма бегло на нем общаться. Так же, как и на классическом испанском в Москве. Мое произношение стало мало чем отличаться от принятого в Аргентине, и это безумно радовало. Получение удовольствия от восприятия языка на слух – важный фактор для меня. Во многом, именно он и определяет, будет у меня желание изучать язык или нет.

«ЧАО, ЯЗЫКОВОЙ БАРЬЕР!»

Сейчас проблема «языковой барьер» для меня в прошлом. Пережив этот опыт лично, мне стало гораздо проще понимать своих студентов и их сложности в обучении в этой связи. Некоторые приходят и говорят: «Как учить слова, если они не запоминаются?», «С грамматикой – беда, объясните!», «Знаю, но не говорю». Есть и такие, кто в лоб спрашивает: «У меня языковой барьер, как снять?» Ни одно из определений этого термина не сможет передать весь букет чувств, которые испытывает человек в этом состоянии.

Здесь важно понимать, что это не сеанс чародейства и волшебства. Чтобы понять природу этого барьера, я предлагаю студенту список незаконченных предположений, например:

– Я боюсь говорить, потому что…

– Когда я говорю на испанском, я чувствую себя… и т.д.

Иногда прибегаю к технике «5 – Почему?», например:

– Я не люблю, когда люди говорят на английском неправильно. Почему?

Досконально изучив ответы и пообщавшись с человеком дополнительно, можно открыть столько всего непредвиденного, ребята!

ИНТРОВЕРТ ИНТРОВЕРТНЫЙ?!

8 месяцев назад ко мне на обучение пришла одна студентка. Уже на первом занятии я поняла, что школьные знания у нее «спят» глубоким сном. «Пфф, мелочи жизни! Всего-навсего стандартный случай», – сказала бы я в такой ситуации.

Впоследствии обнаружилось еще одно обстоятельство, которое в значительной степени меняет мой подход к преподаванию: общение даже на родном языке ей было в тягость. Начать разговор первой или просто поддержать диалог/дискуссию было настоящей пыткой.

К выбору тем уроков приходилось подходить особенно тщательно: стандартные способы разговорить человека не подходили. Узнав своего студента получше, я решила использовать несколько своих любимых техник. Расскажу про одну из них.

Почти каждый урок я приносила с собой реалии (=предметы, наглядно отражающие смысл изучаемого слова). Но надо признаться, это были немного странные вещи. Например, губка для учебной доски или защитная пленка для экрана телефона. Я выкладывала предмет на стол, засекала 30/60 сек и просила говорить на эту тему. Первая реакция – молчание, конечно. Не всем будет просто начать говорить про пассатижи. Со временем, результаты улучшались: что на русском, что на английском.

Совсем недавно она закончила уровень Elementary. Человек пересказал 2 первые главы Робинзона Крузо так, будто она уже дошла до середины уровня Pre-Intermediate! Я не поверила своим ушам. Это было очень уверенно, чисто, и она сама формулировала мысли. Никакой бесполезной «зубрежки».

Моему счастью не было предела! Я тут же задала ей вопрос: «Оля, окажись ты сейчас за границей, смогла бы подойти пообщаться к иностранцам или спросить что-то в отеле?» На что она отвечает: «Наверное, подойти могу, но общаться не захочу». Я сижу в молчаливом шоке. Потом она добавляет: «Я стала увереннее в языке. Знаю, что я могу сказать, но теперь в моем распоряжении столько информации, что я боюсь долго соображать: как составить предложение и применить все эти знания. Неловко, что люди будут ждать меня…»

Тут, мне хотелось провалиться сквозь землю. Я не ожидала, что наша психика может так издеваться над нами. В итоге, у моей студентки появился новый страх: почувствовать дискомфорт перед другими людьми.

Несмотря на это «отягчающее обстоятельство», я не могла нарадоваться общим результатам Оли до и после занятий: это были 2 разных человека. Она стала более раскрепощенной, благодаря чему смогла заговорить на иностранном языке.

«ТАК ОТКУДА ВСЕ-ТАКИ РАСТУТ НОГИ?»

На своем опыте я сделала следующий вывод: чаще всего, причиной языкового барьера является обоснованная неуверенность в знании языка. Когда вы знаете, что не все получается так, как хотелось бы.

От этого появляется зажатость, а иногда и вовсе блок. Другими словами, психологическая составляющая. На мой взгляд, среди людей, подверженных риску появления языкового барьера, больше всего интровертов.

Любопытно, что это препятствие лежит не только на пути изучения иностранного языка: в родном языке вероятность возникновения языкового барьера тоже существует.

Неожиданное попадание в круг интеллигенции может заставить задуматься, прежде чем проявлять инициативу в общении. Даже если люди в этом обществе говорят на вашем родном языке, могут закрасться сомнения: «А вдруг они используют слишком «умные» слова? А если я не смогу поддержать разговор и прослыву невеждой?»

Какой бы не была причина вашего языкового барьера, не отчаивайтесь! Вместо того, чтобы опускать руки и забрасывать учебники на дальнюю полку, возьмите листок бумаги и напишите свои страхи при общении. Подумайте, как можно с ними поработать. Как можно помочь себе стать более раскованным? Присмотритесь к другим нациям: индусы или арабы, к примеру. У них своеобразное понимание перфекционизма: далеко не идеальное произношение и не самые лучшие знания грамматики, как правило. Можно подумать, что для них это вовсе не проблема. Хотя, что тут думать: так и есть! Сколько в той же Англии колл-центров, где сидят одни индусы? Вряд ли бы их туда взяли, будь они зажаты в общении. Нет, я не призываю забросить грамматику и говорить, как вздумается: уважать правила чужого языка необходимо.

В общем, друзья: меньше «думок», больше дел и жизнь наладится!

Ваша Jane!

Поделиться
Отправить
Класснуть
Вотсапнуть

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *
Наверх
Заполните форму
Конфиденциальность Ваших данных гарантируем